Восточный округ

24 подписчика

Свежие комментарии

  • Валентина
    Свежо предание....законы не для них написаныВысшие кадры стра...
  • валерий
    А про казнокрадство тоже впишут ?В Конституцию впи...
  • Виктор Шиховцев
    Вас забыли спросить.Новый храм на Шос...

Ирина Назарова: «Меня вдохновляют глаза вылеченных пациентов»

Ирина Назарова: «Меня вдохновляют глаза вылеченных пациентов»

Главный врач ГКБ им. Д.Д. Плетнёва поделилась воспоминаниями  о работе в горячих точках

В феврале мы отметили 30-летие вывода советских войск из Афганистана, День защитника Отечества, вспомнили наших солдат и офицеров, выполнявших свой воинский и профессиональный долг в горячих точках. Одна из них — Ирина Назарова, главный врач ГКБ им. Д.Д.Плетнёва, депутат Московской городской Думы.

Доктор Назарова стояла у истоков создания Всероссийского центра медицины катастроф «Защита». У неё на счету десятки командировок в горячие точки, где было спасено более 300 тысяч человеческих жизней.

Работа — круглые сутки

— Вы столько лет в профессии — вам никогда не хотелось заняться чем-нибудь другим?

— Нет, таких мыслей никогда не было. Меня вдохновляет результат, полученный от сделанной работы, — глаза благодарных вылеченных пациентов. Именно это мотивирует на то, чтобы идти дальше, и убеждает в правильности выбранного пути. Врач — это призвание. Это образ жизни. У тебя нет нормированного рабочего графика: режим работы — круглосуточный.

— При вашем непосредственном участии создавался Всероссийский центр медицины катастроф «Защита». Как шло становление такой специализированной медицинской службы?

— Особо острая в ней необходимость возникла, когда произошли авария на Чернобыльской АЭС и мощное землетрясение в Армении, потребовавшие работы профессионалов.

Ведь как было? Приезжали из разных регионов врачи, медсёстры с какими-то медикаментами, капельницами, элементарными обезболивающими. Но оказывать эффективную помощь было крайне сложно: не было алгоритмов работы, специального оснащения. Возвращаясь из первых командировок, мы анализировали свою работу и систематизировали полученную информацию. Вопросов тогда было больше, чем ответов. Но постепенно удалось наладить эффективную работу, и сегодня наш Центр медицины катастроф считается лучшим в мире.

— Как на вас повлияла работа в центре «Защита»?

Эти 10 лет в медицине катастроф оказали на меня очень большое влияние, закалили характер. Я поняла, что наша работа базируется на трёх постулатах. Первое и главное — это то, что при принятии решения ты всю ответственность берёшь на себя. Второе — это осознание того, что при выполнении задания нет рядом телефона, зачастую нет вообще никакой связи, нет аптечного киоска, нет станций переливания крови, невозможно вызвать дополнительных специалистов, и поэтому нужно всё заранее просчитать, учесть все детали, выработать алгоритм действий. И третье — трудные полевые условия работы, в которых передо мной стоит задача: правильно организовать работу коллектива врачей и медсестёр, создать команду, в которой каждый помогает друг другу. И для этого прежде всего нужно быть просто человеком.

— И что, никогда не возникало проблем?

— Конечно, они возникали, но в основном из-за неточной информации. Например, когда вылетали в Турцию после произошедшего там землетрясения, у нас были данные о 500 пострадавших, а на месте оказалось 17 тысяч. У нас даже такого количества жгутов не было. Пришлось импровизировать на месте и использовать то, что было под рукой: ремни, верёвки. Дело в том, что если не изолировать рану, то у пострадавшего может возникнуть массовый выброс токсинов и как следствие — развитие почечной недостаточности, травматического шока и так далее.

История со счастливым концом

— Вы часто видите тех, кого удалось спасти? Они встречаются с вами?

— Я помню, как при землетрясении в Нефтегорске Сергей Кужугетович Шойгу впервые ввёл часы тишины, в которые останавливалась вся спасательная техника и появлялась возможность услышать слабые голоса людей, находившихся под завалами. Именно в один из таких моментов была обнаружена трёхмесячная девочка. Мы очень переживали за её здоровье, но, слава богу, у неё был только пролежень за ушком. Единственное, что озаботило, — чем кормить такую крошку? Детских смесей с собой не было, мы дали ей сладкий чай, и она с удовольствием его выпила.

Эта девочка была первая и единственная на сегодняшний день пациентка из 300 тысяч спасённых за 10 лет, с которой я встретилась второй раз. Мы её разыскали вместе с Сергеем Кужугетовичем Шойгу через восемь лет в Хабаровске, она тогда училась во 2-м классе. При встрече у всех были слёзы на глазах. Глядя на неё, я понимала, что ради этого момента и стоит жить и работать.

Главное — пациент

Ирина Назарова: «Меня вдохновляют глаза вылеченных пациентов»

Фото: Fotobank

— Сейчас вы главный врач больницы. Когда было сложнее — в зоне чрезвычайных ситуаций или на посту главы медучреждения?

— Я привыкла работать с полной самоотдачей, а трудности есть везде.

— Московская медицина модеринизируется, лечебные учреждения обеспечивают современной техникой. В каком направлении должно дальше развиваться столичное здравоохранение?

— Ещё совсем недавно результативность работы медицинской организации оценивалась по статистическим показателям, таким как количество пролеченных больных, койко-дни, работа койки, оперативная активность и др. Но за всеми этими цифрами иногда терялось самое главное — пациент. Сегодня в столичной медицине особое внимание уделяется пациентоориентированности. Это означает, что усилия медицинского персонала должны быть направлены не только на скорейшее восстановление здоровья больного, но и на формирование комфортной среды в лечебном учреждении. Кроме того, мы должны создать необходимые условия, чтобы все виды диагностики и лечения по профилю своего заболевания пациент мог получить в стенах одного учреждения.

Лечение многих заболеваний осуществляется поэтапно с участием врачей различных специальностей и с применением различных современных технологий, но это не всегда возможно осуществить в комплексе на базе одной городской больницы. Порой больные вынуждены ожидать очередной госпитализации в другую клинику, и в итоге из-за этого теряется драгоценное время. У ряда больных могут развиться осложнения, ухудшиться общее состояние, и это потребует проведения уже более обширных и сложных вмешательств.

Для решения этой проблемы мы создали в нашей больнице специализированные профильные кластеры: урологический, акушерско-гинекологический, онкологический и ряд других. В этих кластерах оказывается весь спектр медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной, при самых различных профильных патологиях.

Наша справка:

Ирина Александровна Назарова — главный врач городской клинической больницы им. Д.Д. Плетнёва, ветеран боевых действий и ветеран труда. 10 лет проработала во Всероссийском центре медицины катастроф «Защита», в котором возглавляла полевой многопрофильный госпиталь. 66 раз выезжала в горячие точки и на места катастроф: боевые действия в Чечне, землетрясение в Нефтегорске, захваты заложников в Будённовске, в театральном центре «На Дубровке» и др.

В 2003 году возглавила ГКБ №57. За это время клиника стала одним из ведущих лечебных учреждений по направлениям урологии, онкологии, акушерства, сосудистой хирургии, кардиологии, пульмонологии. Клиника оснащена самым современным оборудованием. Ирина Назарова награждена орденами и медалями, в том числе орденом Мужества, орденом Почёта, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, медалью «За спасение погибавших» и другими.

В ближайших номерах мы начнём вести рубрику «Советы доктора Назаровой», в которой главный врач городской клинической больницы им. Д.Д.Плетнёва, заслуженный работник здравоохранения РФ, кандидат медицинских наук Ирина Назарова будет давать советы, как сохранить здоровье и что делать, если с ним возникли проблемы.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх